• : :
  • +7 (7242) 40 - 11 - 10
  • kizvesti@mail.ru
°C
Ветер: м/с
Влажность: %
Давление: мм

ПАСЕЧНИК В ТРЕТЬЕМ ПОКОЛЕНИИ

Кирилл ДЕНИСОВ
Двадцать восемь лет назад кызылординец Вячеслав Джан начал заниматься пчеловодством, чтобы получать дополнительный доход к зарплате. Со временем это стало его основной работой.
Когда утром ехал на пасеку, расположенную в нескольких десятках километрах от станции Бирказан, меня встретил коренастый мужчина лет сорока в комбинезоне с маской от пчел в руках.
Вячеслав родился в 1968 году в Кызылорде. Детство его было интересным – его и десяток таких же ребятишек отцы и деды брали на пасеку, прививали любовь к этому благородному делу. После школы будущий пчеловод участвовал в афганской войне, колесил за рулем бронетранспортера по степям Афганистана, вывозил из-под обстрела раненых бойцов и сопровождал грузовые колонны. Эти года оставили отпечаток в его жизни, научили быть сдержанным, уметь разговаривать и слушать, молча оценивать собеседников и делать выводы.
Пчелами занимался его отец – Анатолий Джан, которому уже «без пяти минут» восемьдесят, а он все не угомонится, ездит на пасеку, проверяет все ли в порядке. Много лет назад Анатолию Ивановичу пасеку передал его отец, который из-за репрессий тридцатых годов прошлого века попал в Кызылорду из Молдовы. Общий стаж у пчеловодов семьи Джан 78 лет. За эти годы их хозяйство и процветало, и практически исчезало, но Вячеслав Джан говорит, что мед в семье был всегда.
Разговаривая, мы дошли до улья, который стоял на больших, еще советских весах.
– Это контрольная пчелиная семья, по ней мы определяем средний взяток за сутки, – рассказал В. Джан. – Как наберется нужный вес, будем откачивать мед. Если бы в среду приехал, тоже бы поучаствовал в этом интересном процессе, узнал бы, что мед из ульев не в банках достают.
Вячеслав Джан живет на пасеке постоянно, рядом с ним поставили свои ульи два напарника, с которыми он знаком много лет и объездил все медоносные места области. Пчеловода в каждом районе знают в лицо, агрономы советуют, в каких местах лучше поставить пасеку, некоторые даже помогают с транспортировкой в свои угодья, потому что знают – лучшего опылителя, чем пчелы, для семенной люцерны им не найти.
Сейчас на объединенной пасеке более ста ульев. Часть из них на земле, а другая – на платформе на колесах. Удивило, что из удобств в степи есть, наверное, всё кроме кабельного телевидения. Живут и работают пчеловоды в трех разборных фанерных домиках. Один из них приспособлен под откачку меда, другой – для работы, а третий – жилой. Электричеством пасеку обеспечивают генератор и несколько больших аккумуляторов. Есть насос, который установлен в поливном канале. Вода там чистая, ее используют для душа, хозяйственных нужд.
По словам В. Джана, создать такую оборудованную пасеку сейчас стоит немало. Этой весной пчелиные семьи продавались по тридцать пять тысяч тенге за каждую плюс ульи. Чтобы пасека приносила прибыль, надо держать минимум двадцать семей, а это уже миллион тенге. Столько же уйдет на покупку домика, генератора, необходимого инвентаря. Специализированный магазин «Пчелка» есть в Кызылорде, но многие пчеловоды предпочитают закупаться в соседнем Шымкенте или заказывать необходимое оборудование в других городах страны или России, потому что так дешевле. Но, несмотря на трудности, пчеловодов в области с каждым годом становится больше. Многие начинают с нескольких ульев в огороде, есть и те, кто сразу покупает большие пасеки, несмотря на риск.
– Чаще за советом стали приезжать молодые пчеловоды, – продолжает В. Джан. – Мы им помогаем советами, показываем медоносные места, благо их у нас много. В мае начинает цвести колючка, затем кускут, солодка, жантак, кендр, кермек Гмелина, много полей с люцерной, донником. Можно все лето «кататься», что в принципе и делаем.
За хороший сезон мед качают раз пять, но для этого надо часто переезжать с места на место в поисках медоносов. Большие пасеки, как у Вячеслава Джана, перевозить трудно. Ночью или ранним утром закрытые ульи надо везти так, чтобы не повредить ни одной рамки с пчелами.
Всегда было интересно, какой мед самый ценный, поэтому спросил об этом у пасечника в третьем поколении.
– Я считаю, что жантачный мед можно использовать как лекарство от всех болезней, некоторым нравится сборный мед с разных медоносов, но в принципе, если пчеловод добросовестный и не кормит в сезон пчел сахаром, то у него любой мед полезен, не зря же ученые рекомендуют употреблять его по пятьдесят граммов в день.
– Сколько за сезон меда Вы откачиваете, насколько прибыльно пчеловодство?
– Каждый улей за лето приносит флягу меда в среднем. Мед мы реализуем по 1330 тенге за килограмм. Вот и считайте – в каждой фляге по 60 килограммов, а моих тут тридцать пять ульев.
– Две тонны меда за сезон. Как Вы его реализуете?
– За семьдесят восемь лет у нашей семьи образовалась солидная клиентская база. Люди сами приходят домой за «сладким», некоторые даже на пасеку приезжают, знают, что здесь всегда есть самый свежий мед. В последнее время таких клиентов стало больше, появился спрос на пыльцу, пергу, прополис, даже мертвых пчел покупают. Из всего делают лекарства от многих болезней.
– Когда занялись пчеловодством, Вам было 22 года. Думаю, тогда у Вас была возможность найти хорошую работу, отучиться, но Вы посвятили всю жизнь пасеке. Не жалеете, что так поступили?
– Кто сезон проведет на пасеке, никогда не сможет от ульев оторваться. Вокруг природа, свежий воздух, рыбалка и охота. Приедешь из города замученный суетой, посидишь часок, послушаешь пчелиный гул, сразу на душе легче становится.
И правда, автор этих строк забыл, что уже второй час сидит, сняв маску, спокойно беседует с пчеловодом и пьет чай с медом. Такой вкусный чай я пил много лет назад, когда мой дед Николай брал меня маленького на нашу пасеку, которой, к сожалению, сейчас нет.

Кызылординские вести / Третья полоса 29 июнь 2017 г. 1 047 0