• : :
  • +7 (7242) 40 - 11 - 10
  • kizvesti@mail.ru
°C
Ветер: м/с
Влажность: %
Давление: мм

По следам Хорезмской экспедиции

Культурное наследие Казахстана является важнейшей составляющей частью национального самосознания. Оно вобрало в себя все многообразие духовных и культурных ценностей, живших на этой земле народов. До наших дней дошли уникальные памятники самых разных культур древности и средневековья: саков, сарматов, кочевников-гуннов, огузов, вошедшие в сокровищницу мировой цивилизации.

В своей программной статье «Семь граней Великой степи» Лидер нации, Первый Президент РК Нурсултан Абишевич Назарбаев подчеркнул, что «…Наша земля, без преувеличения, стала местом, откуда происходят многие предметы материальной культуры. Многое из того, без чего просто немыслима жизнь современного общества, – было в свое время изобретено в наших краях. В своем развитии насельники степей открыли миру множество технических новшеств, стали родоначальниками изобретений, которые до сих пор используются во всех частях света. Летописи хранят немало известных фактов, когда предки казахов не раз кардинально меняли ход политической и экономической истории на обширных пространствах Евразии…».

Особым изобилием исторических памятников, связанных с прошлым не только нашего народа, выделяется земля Приаралья. Здесь в дельте реки Сырдарьи зарождались, расцветали и погибали целые культуры и цивилизации. Строились города, кочевали номады с несметными стадами и табунами, проходили караваны и войска. В этих краях возводился город Янгикент, который был зимней ставкой огузского ябгу (правителя) и родиной Коркыта ата. Легендарные Дженд, Асанас, Сауран, славный город Сыганак, который в течение двух тысячелетий был центром кочевых племен Дешт-и-Кипчак. Здесь восседали кипчакские ханы, ханы Белой Орды.

Низовья Сырдарьи начиная с XX века для ученых и путешественников стали археологической Меккой. «Азиатскими Помпеями» называли русские ученые развалины Жанкента (Янгикента). Открытые и исследованные уже в советское время Хорезмской археолого-этнографической экспедицией памятники сакской культуры Приаралья – могильники Южный и Северный Тагискен, Уйгарак, городища Чирик-Рабат и Бабиш-мулла, памятники удивительной Жетыасарской культуры – свидетельствуют о культурном феномене цивилизации ранних кочевников Казахстана, которая была частью общечеловеческого культурного феномена и одним из важнейших звеньев евразийской степной цивилизации. Названия этих памятников прочно вошли в мировую археологическую науку, в учебники и энциклопедии. Множество архивных материалов и публикаций, связанных с этими памятниками, вошло в книгу-альбом «История исследований Хорезмской экспедиции на землях Сыра», вышедшей в свет два года назад по инициативе и при поддержке руководства нашей области. Ее авторы – кызылординский археолог, кандидат исторических наук, руководитель научно-исследовательского центра «Археология и этнография» при КГУ имени Коркыта ата Азильхан Тажекеев, ведущий научный руководитель Института этнологии и антропологии имени Н.Н.Миклухо-Маклая РФ Ирина Аржанцева и заведующий сектором Средней Азии государственного музея искусства народов Востока Сергей Болелов. Книга-альбом создана на основе уникальных материалов из архива и фондов Института этнологии и антропологии имени Н.Н.Миклухо-Маклая РАН и государственного музея искусств народов Востока, собранных российскими учеными во время работы в Хорезмской археолого-этнографической экспедиции Института этнографии АН СССР в Казахстане. Она включает описания памятников, фотографии того периода, рисунки, чертежи, отрывки из полевых дневников, отчетов, воспоминания участников экспедиции. В первую часть книги вошли сведения по истории открытия и исследования археологических культур восточного Приаралья в 1946-1951 годах. Над второй частью работы будут проводиться в рамках проекта «Архив-2025» программной статьи Н. Назарбаева «Семь граней Великой степи».

…Хорезмская археолого-этнографическая экспедиция (1937-1997 гг..), организованная выдающимся ученым, этнографом, археологом и ориенталистом Сергеем Толстовым, была крупнейшей и наиболее протяженной во времени не только в Советском Союзе, но и в мировой археологической практике. По территориальному охвату, количеству исследованных памятников и опубликованных материалов, по сложности организации и комплексному подходу к археологическим и этнографическим изысканиям эта экспедиция до сих пор не имеет аналогов. Работы проходили на территории трех республик – Узбекистана, Казахстана и Туркменистана, охватив площадь в несколько сотен тысяч квадратных километров, а с учетом проведенной аэрофотосъемки площадь исследований расширяется до пяти миллионов гектаров. Географически – это южные Кызылкумы и северные Каракумы, Прикаспийский регион, восточное Приаралье, низовья Сырдарьи и Амударьи. Трудно переоценить ту роль, которую сыграла Хорезмская экспедиция и С. Толстов в формировании современной исторической науки в этих регионах, в создании археологических и этнографических школ среднеазиатского направления.

Экспедиция начала свою работу в 1937 году на землях древнего орошения в Хорезме (территория современного Узбекистана). В течение немногих довоенных лет участники экспедиции провели большую работу. Основным достижением С.П.Толстова и его команды в тот период стало открытие древнехорезмийской цивилизации – целого мира, затерявшегося в пустыне и возвращенного к жизни трудами археологов. Экспедиционные исследования были прерваны Великой Отечественной войной в 1941 году. Толстов, как и многие преподаватели и сотрудники Московского государственного университета, ушел на фронт добровольцем. Многие из «профессионального полка» погибли в первые же дни войны. С. Толстов был ранен в боях под Можайском. Он и его экспедиция смогли вернуться к работам в Хорезме только в 1945 году.

Послевоенные годы вплоть до 1970-х были наиболее плодотворными и успешными для Хорезмской экспедиции. Она стала комплексной: в ней помимо археологов, архитекторов и художников стали принимать участие этнографы, топографы, геодезисты, геоморфологи. В 1945 году появилась знаменитая аббревиатура ХАЭЭ, так как именно с этого года в составе экспедиции начали работать этнографические отряды. Толстов в это время достиг вершины своей карьеры, возглавив Институт этнографии Академии наук СССР и одновременно с этим – исторический факультет МГУ. Он сумел добиться серьезного финансирования экспедиции, привлекая также значительные средства республиканской Академии наук и так называемые «новостроечные» и хоздоговорные деньги, поступавшие от проводившихся в это время в Средней Азии больших строительных работ. Это обусловило огромный размах экспедиционных работ. ХАЭЭ в послевоенные годы стала одной из самых крупных и наиболее современно технически оснащенных археологических экспедиций Советского Союза. Это был поистине «золотой век» экспедиции.

В 1946 году расширяется география работ – отныне в круг интересов крупнейшей экспедиции входит и Казахстан, главным образом, низовья Сырдарьи. Здесь ХАЭЭ проработала самый большой период – вплоть до 90-х годов прошлого столетия. На общем собрании Академии наук СССР в июле 1946 года Толстов подвел итоги работ экспедиции за первые пять полевых сезонов, и определил два цикла задач на предстоящие годы. Наряду с раскопками гигантских памятников античного Хорезма, планировались разведки по древним руслам Жанадарьи и Кувандарьи в Кызылкумах. А также по Узбою в Каракумах и на плоскогорье Устюрт – важнейшем древнем пути из стран Востока через Хорезм в Восточную Европу. Такой интерес к низовьям Сырдарьи Толстов объяснял необходимостью «в основных чертах восстановить картину истории культуры степных племен этой обширной страны – предков нынешних туркмен, каракалпаков и казахов, от середины I тысячелетия до н.э. до позднего средневековья. В результате работ экспедиции оказалось возможным решительно пересмотреть традиционные представления о хозяйственном быте средневековых тюркских племен Приаралья и по-новому поставить проблемы их
происхождения…».

Материалы экспедиции безусловно сыграли большую и особую роль в разработке вопросов периодизации истории народов Средней Азии в целом и Казахстана в частности. Кроме того, Толстов рассматривал историю междуречья Окса и Яксарта, как единую, а восточное Приаралье его интересовало еще и как важнейшая зона постоянных культурных и этнических контактов между степными скотоводами и земледельцами оазисов Средней Азии.

Немаловажным фактором интереса экспедиции к землям Сыра было также стремление обнаружить и исследовать оросительные системы, как это было сделано на землях древнего орошения в Хорезме. Одной из основных целей было принести пользу советскому хозяйству, а именно – наметить пути развития ирригации, используя опыт «славных предков». И, наконец, существенным фактором, обусловившим интенсивность и длительность работ Хорезмской экспедиции в низовьях Сырдарьи, стали крупные строи-
тельные работы, связанные с такими проектами, как поворот сибирских рек, сооружение гидроузлов, открытие космодрома Байконур. Участники экспедиции участвовали во многих новостройках по этим проектам, предоставляя необходимые консультации.

Толстов проявил себя, как замечательный стратег в проведении широкомасштабных экспедиционных работ. Археологические исследования делились на несколько видов: стационарные раскопки, поисковые разведки и маршруты, в ходе которых не только фиксировались и наносились на карту вновь открытые памятники, но и проводились топографическая съемка, сбор подъемного материала, делались зарисовки и снимались архитектурные замеры.

С 1946 года стали широко применяться аэрофотометоды, что вывело методику археологических исследований на совершенно новый уровень. Важным было то, что авиаработы осуществлялись теми же лицами, которые в течение многих лет вели наземные разведки, раскопки и архитектурные обмеры памятников, хорошо ориентировались в их хронологии и поэтому могли в процессе авиаработ ставить и разрешать разнообразные, вполне конкретные исследовательские задачи. Самолеты (обычно два-три) входили в комплексный состав экспедиции, как один из ее отрядов, проводящих систематическую работу параллельно остальным видам археологических изысканий. При этом они только на отдельных этапах разведки выполняли самостоятельные задания. Тип применяемых самолетов должен был отвечать требованиям наименьшей посадочной, минимальной полетной скорости, наивысшей маневренности и грузоподъемности, рассчитанной на экипаж из трех человек с грузом оборудования и аварийных запасов. Идеальным во всех этих отношениях оказался самолет типа ПО-2. С тех пор и на многие годы эти самолеты и их экипажи (в основном это были летчики Нукусского авиаотряда гражданского воздушного флота) стали неотъемлемой частью экспедиции.

Первые авиаразведки были проведены в августе 1946 года. Это были полеты над Устюртом и над землями древнего орошения Хорезма. Наряду с проводимыми здесь основными работами был составлен план проведения первых авиаразведок в северных Кызылкумах, вдоль древних русел Жанадарьи и Кувандарьи. Толстова интересовал этот район старых русел Сырдарьи, по которым еще в первой половине XIX века и даже позднее текла вода.

Третьего октября 1946 года начался новый этап работ экспедиции – первые авиаразведки в сочетании с наземными маршрутами на территории Казахстана в Кызылординской области. В них участвовали руководитель экспедиции С. Толстов, его заместитель М. Орлов, архитектор В. Пентман, художник Н. Толстов и другие. Первая разведка в северных Кызылкумах продолжалась всего 18 дней, но за это время был проделан огромный объем работ, совершены воздушные полеты на несколько тысяч километров, открыто и обследовано более сотни новых памятников. Среди них укрепленная усадьба Каракалпак-кала, многочисленные следы каракалпакских поселений и ирригаций, мазары Ирикбай, Сарлы-там, Шотпай, крепости Чирик-рабат, Бештам, Чагырлы, Бабиш-мулла, Кум-кала, Джан-кала (Дженд), Жетыасарского урочища, группа «болотных городищ» (Джанкент (Янгикент), Кескен-куюк-кала, Куюк-кала) и многие другие. За короткий период интенсивной работы фактически были намечены направления важнейших археологических работ, проводившихся в последующие годы в восточном Приаралье. Стационарных работ в 1946 году здесь не проводилось, но в архиве экспедиции осталось немало интересных документов (дневников, фотографий, чертежей и рисунков), связанных с этой, самой первой разведкой ХАЭЭ на территории Казахстана. Помимо сухих научных отчетов об этих работах, опубликованных Толстовым в академических журналах и изданиях, есть его же красочные описания этих первых работ, напечатанные в книгах и статьях.

Для Толстова гораздо больший интерес представляли такие комплексы, как Чирик-рабат и Бабиш-мулла. Для руководителя экспедиции они были несомненным и ярким свидетельством продвижения хорезмийского влияния на север, на среду кочевников и скотоводов. На Чирик-рабате были проведены наземные работы – снят схематический план, сделаны эскизы деталей и зарисовка памятника, собран подъемный материал. Толстов приехал сюда уже с готовой гипотезой, что в I-м тысячелетии до н.э. в этом регионе обитали апасиаки («водные саки», «массагеты болот»), описываемые античным историком и географом Страбоном. Увиденное и собранное на городище в течение буквально одного дня он посчитал достаточным доказательством своей гипотезы. И на Чирик-рабате и на Бабиш-мулле впоследствии будут проводиться многолетние стационарные раскопки, давшие богатейший материал по истории восточного Приаралья.

Руины Джан-калы обследовали по комплексной методике, опробованной ранее: сверху – с самолетов, а снизу – наземной группой. Были сделаны замеры, наброски и описания. Развалины Джан-калы, по мнению Толстова, являются остатками средневекового города Дженда. Ученый считал этот город самым восточным форпостом Хорезмийского средневекового государства. Согласно письменным источникам Дженд был центром княжества в X-XI веках, игравшего крупную роль в истории хорезмско-огузских отношений. Толстов в отчете и в последующих публикациях писал, что Джан-кала, как показали воздушные и наземные разведки, является центром значительного района, густо заселенного в XII-XIII веках. Сюда относится и расположенное к юго-востоку недалеко от Дженда городское поселение этого же времени Кум-кала.

С временной экспедиционной базы у Джан-калы была совершена и авиаразведка в направлении Аральского моря (тогда находившегося в совершенно иных границах) к группе памятников, названными впоследствии Толстовым «болотными городищами». Ученый отождествлял находившуюся в 30 километрах западнее от Казалинска Джанкент-калу со средневековым городом Янгикент, неоднократно упоминавшемся в арабографичных письменных источниках. Так же как и Дженд, Янгикент представлялся Толстову чрезвычайно важным памятником в истории тюрок-огузов, расселявшихся в низовьях Сырдарьи в IX-X веках.

Собранный на «болотных городищах» подъемный керамический материал поразил своеобразием и позволил Толстову сделать далеко идущие выводы даже без дополнительных археологических исследований. Он отметил наличие небольшого процента сосудов жетыасарских и хорезмийских – античных, по его мнению, и афригидских типов, что позволило ему определить время жизни этих городищ, начиная с начала н.э. и до раннего средневековья. Толстов, следуя сложившемуся еще в XIX веке историческому методу, старался привязать к географическим регионам и определенным группам памятников конкретные племена и народы, упоминавшиеся в древних письменных источниках, и происхождение которых широко дискутировалось и в советской исторической науке.

Одним из главных результатов авиа- и авторазведки 1946 года в низовьях Сырдарьи стало открытие в бассейне древних протоков – Кувандарьи и Пракувандарьи (Эскидарьялыка) – своеобразной и яркой Жетыасарской культуры. За несколько дней разведки в урочище было найдено порядка 17 памятников этой удивительной культуры, причем сам Толстов утверждал, что этих крепостей гораздо больше, просто не все из них они смогли увидеть. Была составлена предварительная карта археологических памятников урочища и сделана аэрофотосъемка большинства из них, собран большой и разнообразный подъемный материал (в основном керамика).

Памятники Жетыасара – мощные, укрепленные поселения и окружающие их богатые некрополи – затем на многие годы стали объектами детального исследования и стационарных раскопок нескольких отрядов Хорезмской экспедиции.

P.S. Подготовлено по материалам книги-альбома «История исследований Хорезмской экспедиции на землях Сыра» (авторы – И.А. Аржанцева, С.Б. Болелов, А.А. Тажекеев, 2018 г.)

Продолжение в следующем номере

Диас НУРТАЙ

Кызылординские вести / Третья полоса 17 сентябрь 2020 г. 568 0